На главную страницу 
cделать стартовой   в избранное  



Культурно-просветительская газета татарской общины Республики Мордовия

Мордовия - Информационный портал Республики Мордовия - Морис.ру

Мелькужо Эрзянь Мастор - Форум Страна эрзян, эрзянский форум

Голос Эрзи


Зов торамы...

Почти 17 лет назад, 29 августа 2002 года ушел из жизни один из лидеров эрзянского движения, талантливый музыкант и фольклорист, создатель, руководитель фолк-группы «Торама» - Владимир Ромашкин (Йовлань Оло). Его заслуга - в актуализации эрзянского музыкального наследия, которое по своему потенциалу и аутентичности не имеет равных в Евразии.

Редакция газеты «Kudo+Kodu» (издаваемая в 1999-2002 гг.) предлагает своим читателям интервью с Владимиром Ромашкиным.

***********************

- Владимир Иванович, как Вы вообще пришли к тому, чем теперь занимаетесь? 

- Трудно сказать. Наверное, все же благодаря моему учителю Н. И. Бояркину. Он вытащил меня в экспедицию по сбору фольклора. Первый раз в Левжу. Это так же заразительно, как авторская песня. Мы много ездили по мокшанским регионам. Хотя сам я эрзя. Просто тема у него была по мокшанскому фольклору. 

- Языком Вашего детства все-таки был мордовский? 

- Я из Ичалок, из сильно обрусевшей местности. Там не особенно и говорят по-эрзянски. Запрещать, конечно, не запрещали. Но так вышло, что по-мокшански я даже лучше понимал после экспедиций. Потом стал по-эрзянски наверстывать. 

- Кто изготавливал все эти старинные инструменты, на которых вы сейчас играете? 

- Был такой немолодой уже человек, Виноградов С. И. Оригинальный мужик, надо сказать. Мы к нему с просьбами показать что-то, сыграть, а он: «Щас я вам лучше расскажу анекдот про Сталина». Мы его пытаемся отвлечь, вернуть разговор в нужное русло. Он снова: «Щас я вам про Брежнева анекдот расскажу». С инструментами все не так сложно. Я покажу вам сейчас, как делать, и вы сделаете. Тростник, как ребенок, растет и совершенствуется. Взял один, заварил его в масле, подержал 6 часов, дал высохнуть. Пробуешь - не то. Выкинул. В следующий раз поваришь меньше. После такой обработки тростник становится как камень. Обработка необходима. Слюна, конденсат делает его уязвимым. Лет через восемь даже этот, хорошо обработанный, все равно сгниет. Вот была у меня дудка, 7 лет ее с собой возил, и в Швецию, и в Финляндию. 

- А как насчет других инструментов, скрипки-гарзи, например? 

- Гарзи подарил Тришев Павел Петрович. Он учился инструменты делать во Франции. Вид инструмента восстанавливали по описаниям, по аналогии. Вот здесь на этой гарзи должно быть три калка, а у нас четыре. Так удобнее. 

- Значит вы все-таки вносите какие-то коррективы? 

- Это неизбежно. Нужен звук. Мы выступаем на концертах. Инструмент сделан скрипичным мастером - профессионалом по всем канонам. Мы не первичная культура. Первичная культура - это бабки, к которым мы ездим, чтобы набраться опыта. Я - вторичная культура. Есть третичная. Аутентичная культура - это узкая ниша. Но она простирается в бесконечность. Торама накладывается на эту нишу, но у нас есть некая граница, обозначенная пунктиром, где-то там, наверху. Она может быть глубже. Но поскольку я все-таки современный человек, то пунктир все же остается. Третичная культура - это гораздо более широкая ниша. Но это, как правило, коммерческие коллективы. Там, где есть кварты и секунды, они все заменяют на терцио. Им говорят: «В зале находятся люди, относящие себя к разным национальностям. Там есть татары, русские, украинцы». Поэтому у таких коллективов жесткая грань. 

- Где же вы смогли найти образцы древней музыки? 

- С этим не все так просто. Мы как Мюнхгаузен, сам себя вытаскивающий за волосы из болота. Бабки не играют на старинных инструментах, а стариков уже и не осталось, тех, что помнят, как это делается. Существуют записи, которые были сделаны еще на фонографе, на валиках, покрытых воском. Например - то, что было сделано еще Хейкки Паасоненом. 

- Вы занимались только мокшанским и эрзянским фольклором? 

- Нет, не только. После того, как Бояркин защитил диссертацию, я занимался музыкой каратаев во время моей учебы в консерватории. Музыка каратаев - тема моей работы. Каратаи сами по себе очень интересны. По происхождению они скорее всего мокшанско-эрзянская смесь. Одежда у них эрзянская. Говорят они на татарском, живут в Татарии, считают себя мордвами. Сейчас нет смысла тянуть их к языку предков. Их язык - уже многолетняя сложившаяся традиция. Само название «каратаи» происходит от татарских слов «кара» - черный и «ат» - конь, жеребенок. Их 114 человек, живущих в одном селе. Они многие годы находятся в ужасающей изоляции. С татарами они не имеют контактов, потому что они христиане, с русскими - из-за своего татарского диалекта. Они, тем не менее, сохранили многое из древней мишарской культуры. У нас тоже умеют хранить традиции. В каком-нибудь Теньгушевском районе старики поют десять русских песен, и лишь несколько мордовских. Все то старинное русское у них сохранилось в первозданном виде. 

- Кто Вас учил игре на старинных инструментах? 

- Был такой человек, П. П. Дружинкин. Он учил меня игре на нуди в 1991 году. 

- Как Вы готовите свои песни? 

- Я вожу своих парней в деревню, пытаюсь показать им на примере бабок, что нам нужно делать. Наша работа - это импровизация. Но к ней еще нужно прийти. Мордовские песни - это отточенный бриллиант. Это не шутка. Приведу такой пример: ты выходишь из дому, идешь, затем останавливаешься в каком-то месте, скажем, на автостанции, сел, посидел. Идешь дальше, снова останавливаешься. Здесь все имеет определенную структуру. Все всегда заканчивается на определенной ноте. Есть фундамент, крыша и т. д. Я заставляю своих петь по нотам десять куплетов, а одиннадцатый - пойте, как хотите. Чтобы они прочувствовали эту структуру, смогли ориентироваться в системе. Это почти что компьютерное программирование. Представьте, этой песне шесть тысяч лет, ее исполняют в одно и то же время, в один и тот же день, в строго определенном месте - от всего этого образуется какая-то связь с землей, с космосом. Один вот так дождь вызывал, рассказывают. Настоящий дождь, представляете? Разница в колебаниях влияет на конденсат. Это не мистика, это скорее физика. 

- Какие еще примеры Вы могли бы привести? 

- Вот коровы реагируют на определенный звук рожка. Есть наигрыши, от которых они убегают. И природа также. Звук вообще - что это? Звук имеет толщину. По краям он тоньше. В центре и по краям амплитуда колебаний неодинакова. Эта разница дает обертона. Всем известно, что собаки, к примеру, реагируют на ультразвук. Вот я встречаю как-то друга. Он с собакой. Собака ластится ко мне, виляет хвостом. Говорю ему: «Хочешь, я твою собаку разозлю?» Он смеется. Я тогда делаю вот так. (Воспроизводит странный и протяжный горловой звук). Собака лает, шерсть дыбом. Мой друг - поэт. Он смотрит на меня потрясенно, говорит: «Это наша древняя культура». А я бы сказал, что это наука. Никаких трюков. Это горловое пение. Я спел сочетание ННННЖЖЖА. Это можно через компьютер прогнать, для улучшения качества эффекта. Результат будет еще лучше. А теперь подумайте, между звуками голосов двух поющих появляются обертона, которые тоже влияют на человека определенным образом. Но есть еще третий голос, - получаются уже тысячи обертонов. А в мокшанских песнях есть еще и четвертый голос! Вот кварта, с которой начинается наша песня. Узнаете? Верно, именно с кварты начинался гимн «Союз нерушимый...». И это очень умно, что он начинался именно так. Кварта - звук солнца. Затем кварта с квинтой дают секунды. Это называется гетерофония, полифония. Получается музыка, которая просто полезна для здоровья. Вот растения реагируют на звук. От плохой музыки они вянут. Я сам это видел в разных местах на примере комнатных цветов. 

- Пока Вы занимались фольклором, что из увиденного произвело на Вас наибольшее впечатление? 

 - Самые богатые впечатления по количеству собранного материала - это Ковылкинский район: Старое Дракино, Новое Дракино, Мамолаево, Мамангино, Барки, Мордовский Шадым, Алькино. Чудесные люди, полные какой-то необычайной внутренней силы. Жили они в ужасающих условиях. Да, наверное, и сейчас так живут. Представьте, в деревне нет магазина. Мы с деньгами приехали, но ничего нельзя было купить. Даже молока не найти в деревне. Все ветхое, покосившееся, замки больше дверей. Не успели мы приехать, как уже несколько пожаров случилось. Все выгорает моментально, - дома сплошь соломой крытые. В одной деревне магазин был, но хлеба там было, как мне показалось, ровно на число едоков. Там и давали по одной буханке на человека, не больше. Ребенок, пока идет до дома, съест эту буханку. В Алькино мы пошли к одной старой женщине. Зашли в дом, а там пола нет. Просто брошена пара досок, чтобы можно было ходить. Она там живет. Потолок палками подперт, аккуратно, каждая доска в двух местах. А в дальнем углу замечательная старинная икона, и свеча горит. Я, помню, еще подумал: «Как же она зимой здесь живет?» Пригласила нас войти, достала из старого сундука чистейший праздничный мокшанский наряд, села и стала петь. Мы в тот день у нее записали уникальные причитания. 

- С кем еще вы сотрудничали и сотрудничаете теперь? 

- С Обществом Кастрена, Музыкальной Академией Яна Сибелиуса, Финно-Угорским обществом. Министерство просвещения оказывало поддержку. Еще у нас много друзей. Таких, как Эдит Бенчик, например. Замечательная женщина. Она была здесь в Саранске на стажировке по языку. Мы до сих пор поддерживаем связь с ней, она обещает помочь с гастролями в Венгрии. Вообще венгры - отличный народ. А музыка у них какая! В Финляндии были парни из Венгрии, играли на всевозможных старинных инструментах. Мои ребята даже приуныли. Иван им дудку нашу вручил. И что ты будешь делать, - не получается у них ничего на ней сыграть. Народ смотрит, ждет. Парень уже весь красный. Иван подошел, снял чехол, бумагу вынул. Но и тут у него ничего не вышло. «Подарите, - говорит, - такой диковинный инструмент, только скажите, как на нем играть». Иван говорит, уже едва не зевая: «Дырочку внизу пальцем заткните». 

- Не случалось ли с Вами в жизни чего-нибудь экстраординарного? 

- Больше всего в жизни меня поразил японец, говорящий по-эрзянски. Японцы же на полном серьезе причисляют себя к финно-уграм. Они даже проводили химический анализ костей, волос, кожи. Словом, полную экспертизу. И эта экспертиза показала, что они в прямом родстве с финно-уграми. Лучше вообще не пишите этого, а то люди еще подумают, что Ромашкин с ума сошел. 

- Есть ли у Вас розовая мечта? 

- Здесь все помешаны на американской культуре. У меня давно была такая мечта: поехать в Америку, заработать своей дудкой-нуди денег на «Боинг», прилететь на нем сюда и сжечь его. 

  - Какие у вас планы на сегодняшний день? 

- Планов много. Мы сотрудничаем с Еленой Хлудневой («3 Т»). Намечена наша совместная работа «Пир богов» по мотивам древних мифов - композиция с элементами рок-балета. Мы работаем с детским коллективом «Каргонь ки» С. А. Киселева. Там дети от 8 до 15 лет. У них живая музыка. Сейчас я параллельно занимаюсь проектом на радио «Од гай» совместно с ГТРК. Это семейное радио. Записываем авторскую песню на эрзянском, я и моя семья: моя двенадцатилетняя девочка и мой сын Андрей. Еще хотим сделать совместную работу с Сашей Куриным. Он работает в театре, занимается джазовыми композициями. Остальные планы касаются записи новых компактов с эрзянскими, мокшанскими песнями, песнями шокша и каратаев, старинными русскими песнями. Там предстоит немало работы с фольклорным материалом.

Кроме этого, мы планируем записывать инструментальные композиции, включая попсовые варианты, различные аранжировки наших работ. 

- Какой смысл Вы вкладываете в название «Торама»? 

- Торама - это труба Тюшти. Это легенда.



Р а с ь к е н ь О з к с - 2019

ЭРЗЯНЬ КЕЛЕСЬ ГАЙГСЬ МАСТОРОНТЬ КЕЛЕС

Подписка на II полугодие 2019 года

К 1 июня - Дню защиты детей

ПАГУБНАЯ СТРАСТЬ К ПЕРЕМЕНАМ

Чачома Чи марто!

Дипломат, журналист, патриот

Шемышеень басня

Протоколы заседаний инициативной группы по созданию общества «Масторава»

Пазёлго велесэ вастовома

Эрязо раськень чувтось!

ЗОВ ТОРАМЫ - 2019

Зов торамы...



главная новости архив номеров ссылки гостевая книга